Владилен Николаевич Туницкий

31.05.2018

… Мы беседуем в его квартире: на журнальном столике – свежий номер "Армавирского собеседника", другая пресса. На стене – портрет хозяина при всех регалиях.

- В 1940 г. 15-летним мальчишкой я поехал в Новороссийск поступать в ремесленное училище, - рассказывает Владилен Николаевич, - там война и ворвалась в мою жизнь. До сих пор помню, как мы с мальчишками прильнем к окошку и смотрим на яркие лучи прожекторов, которыми ловили в ночном небе немецкие самолеты, беспрестанно бомбившие город. Затем нас стали для безопасности на ночь вывозить в катакомбы.

Весной 1942 года Владилен вернулся домой, в Армавир.

Оказалось, что его отца Николая Илларионовича забрали на фронт. Старший брат Михаил, окончивший десять классов, был направлен в пехотное училище в г. Орджоникидзе, а после окончания — зачислен в ряды Красной Армии. Мама Мария Фоминична, работница швейной фабрики, вместе с другими женщинами рыла окопы под ст. Крымской. При подходе немцев она присоединилась к отступающей воинской части, которая в дальнейшем держала оборону под Туапсе на горе Индюк. Так участницей войны стала и мама Владилена Николаевича.

В ноябре 1942 г., когда наша армия погнала врага с Кавказа, 17-летний Владилен записался в воинскую часть артиллерийского полка 389-й дивизии. После освобождения Черкесска она двинулась по левому берегу Кубани.

Когда с боями часть стала подходить к селу Успенскому, новобранец понял, что приближается к родному городу.

23 января 1943 г. началось наступление на Армавир. Войска форсировали реку Уруп, заходили в город со стороны нынешней 20-й Линии и мясокомбината. Стояла черная пелена дыма, Армавир горел.

- Я помню свой первый бой, когда шел в атаку, не зная, что со мной будет, - говорит Владилен Николаевич, - но даже он не оставил таких острых воспоминаний, как то, что сделали фашисты с моим родным городом: при отступлении они подожгли и взорвали уцелевшие предприятия и жилые дома. Весь квартал улиц Кирова, Комсомольской, Ленина и К. Либкнехта был полностью разрушен. Центра города попросту не было.

Несмотря на горе и разруху, люди со всей душой встречали воинов-освободителей, со слезами на глазах обнимали, целовали.

...Владилен побежал на родную улицу: от дома, где он жил, остались одни стены. У него было только одно желание: "Мстить врагам за родную землю!".

Фронт продвигался все дальше. При освобождении Славянска-на-Кубани В.Н. Туницкий был ранен. Лечился он в госпитале под Махачкалой, в небольшом городке Прикаспийске.

После выздоровления В.Н. Туницкого направили в часть 109-й гвардейской дивизии, что дислоцировалась под станицей Крымской.

- С этой дивизией я прошел до конца войны, - продолжает Владилен Николаевич, - рядом со мной в 108-й дивизии воевал и мой старший брат Михаил. С ним мы встретились после освобождения Одессы, да так и шли по полям сражений, чувствуя плечо друг друга.

Владилен Николаевич участвовал в освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии, Чехословакии. Победу он встретил в Праге.

- Так как бои еще продолжались и после 9 мая, - говорит ветеран войны, - нам приходилось ходить и в штыковую атаку на окопы врага, добивать оставшиеся разрозненные кучки гитлеровцев. Помню, как мы встретили День Победы под Прагой: на дне траншеи в лесопосадке расстелили рулонную типографскую бумагу, накрыли импровизированный стол.

Но война для В.Н. Туницкого на этом не закончилась: со своей дивизией он был направлен на Дальний Восток, в Монголию. Домой вернулся только в 1950 г. из-под Тюмени, демобилизовавшись в звании старшего сержанта.

Родина достойно оценила боевые подвиги Владилена Николаевича Туницкого – он награжден орденом Отечественной войны I степени и орденом Красной Звезды, медалями "За освобождение Белграда", "За освобождение Праги", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены", "За оборону Кавказа", "За боевые заслуги", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.", "За победу над Японией 1941–1945 гг.".

По материалам газеты "Армавирский собеседник"


 

Смотреть ленту полностью